Ru | Eng
20 09 2020
Почта


 
Архив А.М. ГорькогоВиртуальный музей-квартира А.М. ГорькогоРукописный отделФундаментальная электронная библиотекаФундаментальная электронная библиотекаАрхив А.М. ГорькогоВиртуальный музей-квартира А.М. ГорькогоРукописный отдел



 

Научная жизнь  | Конференции и семинары  | 2005  | Современные информационные технологии и филология  | Н.В. Перцов 


Н. В. Перцов (Москва)

К суждениям о фактах русского языка в свете корпусных данных

В предлагаемых читателю заметках собран материал, вызванный к жизни, во-первых, знакомством автора с рядом (относительно) недавних публикаций по семантике русского языка и, во-вторых, постоянным его, автора, обращением к сайту Национального корпуса русского языка (http://www.ruscorpora.ru/; далее сокращенно НКРЯ), открытому в апреле 2004 г. Нужно сказать, что очень часто встречающиеся в такого рода публикациях утверждения по поводу приемлемости / неприемлемости тех или иных русских выражений или сочетаемости тех или иных классов единиц в русском тексте противоречат данным, извлекаемых из материала упомянутого сайта.
Настала пора, когда лингвистам в своей деятельности естественно пираться на следующий тезис: при изучении состояния языка в тот или иной период нужно максимальным образом использовать те сведения о языке, которые можно извлечь из имеющихся текстовых корпусов, относящихся к данному периоду. Надо сказать, что до сих пор в нашей науке не изжит скепсис по поводу корпусов (а также по поводу опроса информантов – носителей родного языка исследователя).
Нижеследующие заметки призваны подорвать такого рода скепсис.

1. Глагол промахнуться / промахиваться

Корпусные данные опровергают старинный лингвистический миф 35-летней давности о невозможности (или крайней затрудненности) непосредственного выражения при данном глаголе промахнуться смысла объекта-мишени («куда целится агенс»), инструмента («из чего целится») и средства («что должно попасть в мишень, но не попало»). Иными словами, во многих работах утверждается, что если при таком глаголе, как выстрелить, можно выразить все четыре семантических актанта – Он выстрелил в утку из винтовки разрывной пулей, то при промахнуться – якобы только один: Он промахнулся.
Между тем поиск в НКРЯ по данному запросу, осуществленный в июле 2005 г., дал расходящийся с этим описанием результат:

(1) объект-мишень выражен в 17-ти контекстах, причем в 9-ти посредством группы с предлогом мимо (Враг, используя порченую карту для нанесения ударов и продвижения войск, промахивается мимо целей – А. Проханов, 2001), в 4-х – с предлогом по (Первый бандит, так неудачно промахнувшийся по «мишени», был жив, но в беспамятстве – А. Измайлов, 2001), в 4-х – с предлогом в ( <…> динамовский защитник умудрился промахнуться в пустые ворота с метра – Е. Чежегов, 2001);

(2) имеются контексты, в которых выражены инструмент (причем совместно с мишенью) и средство: Портрет человека, который убил Усмана, снес взрывом стену в ресторане «Стейк-хауз», уложив троих или четверых, включая танцовщицу, и по чистой случайности промахнулся в меня из снайперки с крыши «Титаника» (В. Скворцов, 2001); Рука Виктора коротко — неуловимо — соскользнула с бедра, — он молнией вырвал наган — и всадил две пули рябому в грудь и третью — в его товарища... но третьею промахнулся! (С. Бабаян, 1995–1996);

(3) при промахнуться может быть выражен смысл ‘расстояние между агенсом и мишенью’ посредством группы с предлогом с (+ род. пад.) или на (+ предл. пад.) (С такого расстояния Байрам едва ли промахнется – А. Троицкий, 2000; <…> на шести шагах промахнуться трудно – М. Лермонтов, 1839–1841);

(4) при промахнуться может быть выражен смысл ‘расстояние между средством и мишенью’ посредством группы с предлогом на (+ вин. пад.) (Он промахнулся сантиметров на пять – О. Куваев, 1970–1975).

Многие примеры из НКРЯ, относящиеся к указанным случаям употребления промахнуться, воспринимаются как совершенно естественные, лишенные какой-то «особости», «противопоставительности» или «уступительности»; можно лишь утверждать, что выражение неагенсных актантов при промахнуться не столь распространено, как, скажем, при выстрелить.

2. Возвратный перфективный пассив

В учебниках, грамматиках и исследованиях нередко отвергаются многочисленные примеры, подтверждающие языковое существование русских глагольных форм возвратного перфективного пассива – типа Книга довольно быстро раскупится / раскупилась публикой); между тем в НКРЯ мы находим такие примеры. Вот примеры из прозы Азольского, извлеченные из НКРЯ:

Кресла, правда, в наличии нет, но диван имеется, на нём и разгадалась бы вековая философская тайна; <...> Андрей был в кабинете главного технолога своего ОКБ, когда там повелся разговор о строптивом аппарате; Когда всё, что было на ней оголённого, осыпалось поцелуями <...> девушка потянулась и сомкнула лопатки <…>; Не будет отныне гнилья в магазинах, с колхозных и совхозных полей развезется по домам горожан и сельчан вкусная, цельная, насыщающая всё население страны картошка <...> мускульная сила сельскохозяйственных рабочих употребится на другое <...>; Рюмка приблизилась к губам, сладострастно опустошилась.

3. Глагол иметь как лексическая функция при акциональном существительном влияние

Ю.Д. Апресян в одной из недавних статей указывает два значения у
существительного влияние: акциональное влияние1 (квазисинонимичное воздействию) и влияние2 как название свойства (квазисинонимичное авторитету), – утверждается (с. 27), что с глаголом иметь в современном языке сочетается только влияние2, а «примеры типа Эта книга всегда имела сильное на него влияние (А.С. Пушкин), где влияние1 сочетается с глаголом иметь, в современном языке явным образом устарели». Этому противоречат данные НКРЯ, где из 59 контекстов с сочетанием иметь влияние 21 контекст относится к текстам, созданным в последние 30 лет, а из них в 15-ти контекстах реализуется именно влияние1 (оно управляет группой с предлогом на); вот первые три таких примера: «Далеко не все кредиторы этих организаций смогут иметь влияние на ОАО «РЖД», — сказал он «Известиям» («Известия», 2003.01.11); Когда человек, имея влияние на ход политических процессов, старается не привлекать к себе внимание и не занимать должностей с громкими названиями, к нему прикрепляется ярлык — «серый кардинал» («Итоги», 1996.09.20); Не только в Ираке, где Россия берется спасти Америке лицо, не только в Северной Корее, на которую только Россия имеет влияние, но и во множестве разных других ситуаций («Спецназ России», 2003.01.15).
Верно, что глагол оказывать чаще выступает при влияние1 (НКРЯ дает 195 контекстов на запрос «оказывать влияние»), однако и глагол иметь в таком контексте сбрасывать со счетов для современного языка в свете приведенных данных не следует.

4. Расхождения с корпусными данными в книге о русской языковой картине мира
В недавно изданной книге о русской языковой картине мира трех авторов Анны Зализняк, Ирины Левонтиной и Алексея Шмелева обнаруживаются случаи расхождения с данными из НКРЯ; в этой книге на основе языковых данных делаются весьма ответственные утверждения, относящиеся к фрагментам русской языковой картины мира. Мне представляется, что в случае такого рода утверждений необходимы предельно внимательное отношение к корпусным данным и обширный опрос информантов: опора исключительно на языковое чутье исследователя может приводить к неадекватным выводам, поскольку языковое чутье может давать сбои. Обратимся к материалу книги.

(4.1) «С вечера означает ‘начиная накануне вечером деятельность, основная часть которой запланирована на следующий день’» (с. 48). Прежде всего, непонятно, почему в приведенном толковании присутствует ‘деятельность’, ср. пример, взятый из 390 контекстов, выданных в НКРЯ на запрос «с вечера» (наряду с другими подобными): Но с вечера в избе беспрерывно визжал месячный поросенок — в хлеву Дуня его не держит, опасаясь, как бы не замерз (А. Яшин); в этом примере визг поросенка охарактеризовать как ‘деятельность’ не представляется возможным, не выражена здесь и какая бы то ни было ‘запланированность’. Можно было бы попытаться удержать идею «переноса» (чего-либо) на следующий день, однако и это не проходит: разве нельзя сказать, скажем, в одиннадцать часов вечера Он пьян уже с вечера, не выражая при этом ни идеи деятельности, ни запланированности?
Еще один пример из НКРЯ: Середина августа. Жарко. Больше месяца нет дождя. С вечера желтое слепящее солнце тонет в багровом закатном дыму. Утром оно поднимается в том же багровом тревожном мареве и начинает палить. Земля пересохла. Вечером, в огороде, льешь и льешь воду (Б. Екимов). Ни о деятельности, ни о запланированности здесь речь не идет, однако верно, что здесь сопоставляется вечернее солнце и солнце, поднимавшееся на следующее утро, но разве невозможно такое описание с точки зрения момента позднего вечера?

(4.2) «<…> бродить или разгуливать могут и животные <...>, а прогуливаются или слоняются только люди» (с. 77). Некоторые примеры из 290 контекстов с глаголом слоняться противоречат этому утверждению: СЛОНЫ СЛОНЯЮТСЯ БЕЗ ДЕЛА («Парадокс», 2004.05.01) (впрочем, здесь можно усмотреть игру на паронимах); В прихожей салона-парикмахерской, где хозяева ожидают своих четвероногих любимцев, слонялись два черных терьера Леха и Зая (И. Фрумкин, «Известия», 2001.09.25); Я чувствовал, что мое присутствие как-то освежало обстановку в доме, где часто и, казалось мне в ту пору, беспричинно раздражались люди друг на друга, психовали, вечно чего-то искали, и без конца трещал телефон в прихожей да слонялся из комнаты в комнату агромадный добродушный кобель Карай <...> (В. Астафьев).
Автор не может отказать себе в удовольствии привести примеры из НКРЯ, иллюстрирующие переносные метафорические употребления глагола слоняться, не отраженные в основных русских словарях: <…> документы, необходимые для реализации ряда реформ, практически не подписываются главой правительства, бумаги в формате «согласований» слоняются по ведомствам <…> (ПОЛИТКОМ.РУ, 2003.04.17); Кривой стол, слоняющаяся по углам проводка, потолок, катившийся навстречу полу, пол, падавший в угол, — как на рисунках Шагала к «Мертвым душам» (В. Березин); В эту ночь спать я не ложился, а слонялся по заснувшему поселку, не ощущая усталости, переполненный новым, неизвестным мне чувством, и радость слонялась со мной по пустынным фирсановским улицам (Б. Левин); За освещенными окнами слонялись тени, занятые вечерней обыденностью <...> (Ю. Давыдов).
Аналогичный материал предоставляет НКРЯ и для глагола прогуливаться: С весной в маленьком Эдеме появляются новые жители: в скворечниках и синичниках слышен писк птенцов, молодые дрозды, пока еще не умея летать, прогуливаются по газону, а подберезовики и белые грибы можно срывать не сходя с дорожки сада (Д. Князева); Например, однажды мой кот Фемистоклюс как-то по-особенному хладнокровно и не спеша прогуливался по дивану, мурлыкая себе под нос популярную мелодию («Свободный курс», 1997.01.23).

(4.3) «В некоторых контекстах шагать означает то же, что перешагивать; ср. шагать через лужи <...> Ступать в подобных контекстах невозможно; ср. неправильное *ступать через лужи при естественном ступать по лужам» (с. 85). Запрос «ступать через» дал 11 контекстов, из которых в одном мы имеем через временнóе (через секунду), в двух – ступайте через мост (А. и Б. Стругацкие), ступила через лакейскую в соседний, особый, темноватый кабинетик (Г.П. Данилевский, 1863) – значение ‘перешагивать’ усмотреть нельзя, один случай сомнителен – три-четыре девчонки <...> ступали через границу у реки (М. Рощин, Т. Бутрова), но в семи контекстах (из которых в шести имеется сочетание через порог) выражается именно смысл ‘перешагивать’, ср.: Рука юноши не цеплялась, как прежде, только за ворот, без стеснения он держался мягкой рукой прямо за шею ступающего через ручей Рубахина <...> (В. Маканин).

(4.4) «Еще одной особенностью глагола добираться (в несов. виде) <имеется в виду добираться в значении перемещения> является то, что он ни при каких условиях не сочетается с отрицанием: *Я не добирался домой / в Калугу / на дачу к Петру» (с. 102). Из 22 контекстов, выданных на запрос «не + добираться, несов», шесть относятся к фигуральному перемещению, однако имеется три контекста, где несомненно отрицается перемещение (в физическом пространстве) с преодолением трудностей: Сюда никогда не добирались миссионеры (О. Куваев); Если из Иванкова никого не было, передавали в Демидов, оттуда в Дымер и так далее, пока она не добиралась по адресу (А. Кузнецов); Кое-кто до Крындина не добирался, застревал в частях на передовой, их разыскивал сам Костенецкий <...> (А. Азольский).

(4.5) «<…> слово счастье не может обозначать ни событие (оно не может наступить, произойти, случиться и т. п.), ни его переживание» (с. 164). По запросу «счастье + наступать (не более 5 слов между ними)» выдано 10 релевантных контекстов, ср.: <…> в России счастье, по прогнозам российского президента, наступит только в 2010 году («Известия», 2001.10.30).

(4.6) «Быт может быть только там, где человек ж и в е т (домашний, дачный, больничный, лагерный, тюремный быт, но не *гостиничный, производственный, институтский быт)» (с. 176). Мое языковое чутье допускает все три отвергаемых сочетания (особенно странно выглядит отвержение первого: в гостинице люди тоже живут, хотя и временно, и непонятно, чем в этом аспекте гостиница отличается от больницы или лагеря), а с последним в НКРЯ обнаруживаются три контекста, ср.: Вообще тяжкий институтский быт и строгие порядки – навязчивая тема многих воспоминаний (И. Кулакова).

(4.7) В толкование выражения (с. 325) X довелось сделать P введен компонент (в составе пресуппозиции) ‘если P имеет место, это хорошо’, который комментируется следующим образом: «В довелось событие P является положительным не само по себе, а потому, что оно обогатило жизненный опыт субъекта, ср.: Мне довелось побывать на войне». Из 52 контекстов, выданных на запрос «довестись», немало таких, которые противоречат положительной оценке события, в особенности таковы следующие примеры, в которых даже оговорка про «жизненный опыт» вряд ли может быть сочтена справедливой: Изматывало высокое давление, заработанное в годы послевоенного выживания, когда довелось ходить с протянутой рукой (В. Крейд); Когда нас встретила на вокзале довольно большая и громкая бригада писателей, Николай Михайлович <Рубцов> стоял чуть в стороне, глаза его приветливо искрились, в левом углу рта присутствовала та его притаенная, хитроватая улыбка, с которой лежать ему доведется и в раннем, трагическом гробу (В. Астафьев); ... по воле случая я шёл в похоронной процессии, ужасаясь зрелищу, свидетелем которого мне довелось стать (В. Катаев).
Следует признать, что в большинстве контекстов P все-таки трактуется в положительном ключе, причем иногда в отрыве от какого бы то ни было «обогащения жизненного опыта», например: К утру я смирился с тем, что увидеть её живой уже не
доведется, и поневоле стал искать плюсы этого положения (А. Волос); И вот ещё что отпечаталось в оттенках, в подробностях, с переливами. Тот первый после похорон бабушки приход к Ганчукам, после ученого совета, на котором довелось не быть, но до второго мартовского собрания (Ю. Трифонов). Однако если авторам этот компонент был важен, его следовало бы ввести в толкование и процитированную выше строку пресуппозиции заменить, скажем, на такую: ‘P оценивается положительно или P обогащает жизненный опыт субъекта’.
Я полагаю, что и коррекция такого рода не вполне адекватна, поскольку встречаются контексты с глаголом довестись, в которых положительную оценку события, или обогащение жизненного опыта субъекта усмотреть затруднительно. Мне представляется, что в таких случаях уместна какая-то особая «метка» при компоненте толкования, фиксирующая высокую вероятность реализации этого компонента и вместе с тем допускающая возможность его элиминирования.

(4.8) «В современном языке невозможно говорить о благе вообще, безотносительно к конкретному случаю <...>» (с. 354). Вот противоречащие этому категоричному утверждению словосочетания, извлеченные из корпуса: желание потрудиться для блага отечества; служение на благо сирот; направить усилия к общему благу; общественное благо (впрочем, общее / общественное благо можно отнести к клишированным сочетаниями); Он никогда не приносил стране блага и др.

(4.9) Относительно глагола обидеться утверждается (с. 380), что если актант Z ‘причина’ – это кто-то или что-то субъекту X дорогое, а не «слова или поступок» субъекта, тогда при обидеться «совмещение валентностей на Y-а и за Z невозможно: *Я обиделся на Ивана за Васю». В корпусе находим противоречащий пример: Соотечественники всё-таки обиделись на него и за себя, и за человечество (Ф. Искандер).

(4.10) При анализе противопоставления совестно и стыдно говорится: «<...> в ведении совести находятся п о с т у п к и , т. е. контролируемые субъектом его собственные действия, – в то время как к области стыда относятся самые разные обстоятельства, в том числе вовсе от субъекта не зависящие (как, например, происхождение или произношение); стыдно может быть и за чужие действия» (с. 394). Вот пример из корпуса, в котором субъекту совестно тоже за действия других: Если она чего-то хотела в жизни, то знала лишь один путь получить желаемое: заработать. «Мне никогда не было стыдно делать любую работу. Считаю, что всякое действие лучше, чем бездействие. И мне совестно за тех людей, которые жалуются на жизнь, но при этом ничего не делают», — объясняет Кузнецова («Рекламный мир», 2003.03.30). –
Несколько ниже в скобках отмечается: «<...> употребление слова совестно предполагает <в отличие от стыдно> апелляцию к морали». И это опровергается материалом корпуса, ср.: Совестно было нести переписанное к отцу, я проклинал свою неспособность, глупость, малодушие (Н. Никитина); … не совестно ли, как мальчишке, просить совета у дяди? (В. Шукшин); Задёшево купил, даже совестно сказать, три рубля за него отдал всего (Я. Козловский); Главное – глухота меня стесняла. Совестно было отвечать невпопад и переспрашивать тоже (А. Митрофанов).
Я не возражал бы против такого анализа, если бы утверждения носили не столь категоричный характер и если бы в них говорилось не о непреложных фактах языка, а о тенденциях.

(4.11) «<…> прилагательное развратный <...> может быть соотнесено только со значением сексуального разврата <...>» (с. 426). Нет, не только с этим значением, как свидетельствуют примеры из корпуса: Но тем не менее, как всегда, быстро и ловко накрыла превосходный стол, на котором царила большая развратная индейка (С. Штерн); Но, например, в жаркий летний день купить на улице мороженое он считал глупой и даже развратной тратой денег (Ф. Искандер); <..> подоконники ежедневно были забиты какими-то развратными тортами с розовыми, будуарного вида украшениями из крема <...> (М. Палей).

(4.12) «<...> слово разврат <в несексуальном значении> употребляется
только в позиции именной части сказуемого <...> Что же касается слова разложение, то оно характеризует конкретную ситуацию <…>» (с. 431–432). Первое из приведенных высказываний для меня столь очевидным образом ошибочно, что обращение к корпусу было вызвано только желанием получить примеры из реальных текстов (а не извлекать их из собственной головы): Разумеется, предлагаемый нынче флаг есть дите компромисса, а не разврата, — кажной твари по паре <…> (А. Черкизов); Добрых сто лет римские лидеры воспринимали греческую ученость с подозрением или отвращением — как особую форму умственного разврата, способную лишь подорвать исконную римскую доблесть (С. Смирнов); Скатывание в старое искусство, к старым идеям обязательно влечет за собой мещанскую мораль, разврат (не столько физический, сколько идеологический, финансовый и пр.) (Г. Бурков); Я даже думаю, что льготы эти тоже явились причинами разврата нашей словесности наравне с паническим страхом и Ленинскими премиями (В. Рецептер). Что же касается утверждения по поводу слова разложение, не думаю, что извлеченные из корпуса словосочетания стремительное разложение органов правопорядка, дальнейшее разложение государственной власти и т. п. характеризуют «конкретную ситуацию» – как кажется, они представляют собой общие характеристики ситуации.

5. Употребление частицы еще в контексте будущего времени
В одной из недавно опубликованных статей Ирины Левонтиной и Алексея Шмелева выделяется особое употребление частицы еще, иллюстрируемое такими примерами (среди прочих): Но можно не сомневаться, что Цымбаларь еще удивит нас («Известия», 2001.08.07); Мы еще оденем вас шелками <...> (Я. Смеляков); Ты еще пожалеешь. В рабочем порядке можно присвоить выделенному авторами употреблению еще терминологический ярлык «еще нескорое» (опираясь на название раздела обсуждаемой работы «Not so fast!» и описание: «событие не будет иметь место непосредственно сразу после момента речи»). Еще нескорое отделено в этой работе от других выделяемых лингвистами значений частицы еще, в частности от континуативного (Он еще спит) и аддитивного (Он еще поиграет во дворе с акцентом на частице, или Съешь еще пирожок).
Между тем данные корпуса вносят существенные коррективы в описание еще в обсуждаемой работе.
Все примеры на еще нескорое в [Levontina, Shmelev 2005] содержат контексты с глаголом в будущем времени, ориентированные относительно момента речи, однако это не обязательно, ср. примеры из корпуса, где еще нескорое подчиняется инфинитиву, а обозначенная последним ситуация ориентирована относительно прошлого: Жодар после игры не стал корить своих подопечных или арбитра, а лишь пообещал «еще вернуться за положенным золотом, возможно – в другой возрастной категории» (Д. Навоша); Не без сожаления я оставил бобровый пруд, надеясь еще вернуться в эти места через пару недель (Д. Иванов).
Корпус дает примеры таких употреблений еще, которые затруднительно соотнести с какими-то определенными из выделяемых лингвистами значений и употреблений, ср. подборку таких примеров: Цветной телевизор. М-да, я бы тоже был не против совершить такую редкую в наши дни покупку. Отец Мухина, между прочим, вы тоже поедете сейчас с нами. Знаете ли, так будет спокойней, а то ещё уедет поезд без вас (О. Павлов); — Пойдём, Люба, домой, — тронул я девушку за плечо. — Не хотца больше с тобой ругаться. — Пойдём, пойдём. Ты ж без белья, ещё простынешь (В. Астафьев); Совсем осатанели. Ты вот что. До рассвета никуда. Всюду наши патрули по дорогам и селеньям – ещё застрелят, не разобравшись, в потёмках (В. Астафьев); Когда я поставил коробку на прилавок, девушка стряхнула пепел и посмотрела на меня с некоторым интересом. — Надо бы наполнить,— пояснил я. — Товару хватит? — Ещё останется,— успокоила она, гася сигарету (А. Волос); В первый же день я попал в лапы «Коза Ностра». Однако зачем я им? Для чего мафии нужен отнюдь не богатый Москвич, без особенных прав на американское жительство, с блохой на поводке? А вдруг ещё укокошат? (В. Аксенов).
Рассмотрим для определенности фрагмент из первого примера этой подборки: ... а то ещё уедет поезд без вас. Представляется, что употребленное здесь еще нельзя без натяжек соотнести ни с одним из выделяемых значений этой частицы. Здесь не имеется в виду ни протекание в течение некоторого времени имеющей место ситуации, предполагаемое континуативным еще, ни нескорое наступление будущего события в случае нескорого еще, ни добавление чего-либо к некоторому компоненту текущей ситуации, предполагаемое аддитивным еще. То же, думается, относится и ко всем другим примерам данной подборки. – Что же общее можно усмотреть в них и в других употреблениях еще?
Корпусные данные наводят на мысль о том, что еще P ориентирует ситуацию
P, располагающуюся на некоторой направленной шкале, относительно последующих значений этой шкалы (относительно её конечного, «сильного» полюса, если таковой имеется, т. е. если шкала не является бесконечной в направлении возрастания её
значений). Частице еще противопоставлено уже, ориентирующее ситуацию относительно предшествующих значений шкалы. Иными словами, еще на шкале ориентировано проспективно, а уже ретроспективно.
Рассмотрим некоторые примеры употреблений еще невременных и прокомментируем их: Дети поняли решение отца уже / еще по его взгляду (в иерархической совокупности явлений, по которым дети могли распознать решение отца, уже ориентирует взгляд отца как нечто находящееся близко к «слабому» полюсу этой иерархии, а еще как бы присоединяет взгляд отца к ряду уже воспринятых детьми признаков, добавляет его к «концу» этого ряда); Влюбленные встретились уже / еще в саду (на шкале совокупности возможных встреч влюбленных уже оценивает сад как лежащий близко к её «слабому» полюсу, а еще добавляет сад к совокупности других мест, где влюбленные встречались, в качестве завершающего, «конечного» пункта); Пирог с черникой еще вкуснее, чем с яблоками (на шкале «вкусности» – от невкусного к вкусному – еще помещает черничный пирог ближе к её положительному, «правому», полюсу, чем яблочный); Для барышни звон колокольчика есть уже приключение, поездка в ближний город полагается эпохою в жизни, и посещение гостя оставляет долгое, иногда и вечное воспоминание (Пушкин) (на иерархической «шкале» явлений, вносящих разнообразие в жизнь уездной барышни, – «звон колокольчика» < «поездка в ближний город»» < «посещение гостя» – уже располагает первое явление, обладающее весьма низким статусом на этой шкале, близко к её «слабому» краю, т. е. к «началу»); Помнишь, высокий такой, еще на заводе у нас работал (на «шкале», ранжирующей по степени содержательности возможные сведения об обсуждаемом лице, его деятельность на заводе оценивается посредством еще как более содержательный факт, чем его рост, т. е. она ориентируется в положительном направлении шкалы).
Что касается временных употреблений еще, то и относительно них можно сказать, что ситуация рассматривается проспективно – относительно некоторого последующего момента, в который она должна завершиться. Тем самым все конкретные употребления еще – континуативное, аддитивное, нескорое ... – оказываются на деле просто «вариациями на тему», причем имеются такие «вариации», которые нельзя или затруднительно подвести под рубрику какого-то конкретного значения. К этому выводу приводит скрупулезное изучение корпусных данных.

Думается, из разобранных случаев вытекает такой вывод: всем лингвистам-русистам, имеющим доступ к электронным корпусам русских текстов, необходимо обращаться к корпусным данным. Не следует также пренебрегать опросом информантов – носителей родного языка исследователя. Следование этим двум установкам может предотвратить скороспелые утверждения относительно фактов нашего языка как в синхронии, так и в диахронии. 



В этом разделе:
   
 

                                         121069, г. Москва,
                                         ул.Поварская 25а.
                                         info@imli.ru





© ИМЛИ им. А.М.Горького РАН

Интернет-портал ИМЛИ РАН создан при поддержке Программ фундаментальных исследований Президиума РАН «Филология и информатика: создание систем электронных ресурсов для изучения русского языка, литературы и фольклора» (2003-2005) и «Русский язык, литература и фольклор в информационном обществе: формирование электронных научных фондов» (2006)

Дизайн и программная поддержка - Компания BINN.
http://www.binn.ru